+1.13
Блог доброты и человечности

Блог доброты и человечности

RSS

Заметки о негромкой любви

Знакомый уехал в отпуск, а Нормана оставил мне. Русский спаниель, 2 года, большой добряк и умница. Оставляет его уже третий раз, тот знает меня, как члена семьи, я собачница и ухаживаю за ним так, как за своими будущими внуками, но каждый раз в его жизни случается трагедия. В отличие от нас, он не заламывает руки (лапы, конечно), не устраивает истерик с визгом, не симулирует умирание, дабы обратить на себя внимание и разжалобить… Каждый раз он умирает на самом деле. Лежит у порога, смотрит в одну точку и ни на что не реагирует, как не реагирует ни на что мёртвое тело… Мы выходим гулять по хозяйскому расписанию, но делает он это без чувств, а лишь потому, что не приучен гадить дома. Он кушает хозяйский корм, но, думаю, в эти дни корм лишён для него привычного вкуса. Я балую его вкусняшками со своего стола (хотя хозяин категорически против нарушения режима «правильного» кормления), и Норман доверчиво съедает всё, но, будучи воспитанным, он с таким же чувством принял бы от меня и яд. Я ложусь рядом с ним на пол, и, заглядывая ему в глаза, разговариваю с ним. Но в итоге понимаю, что ему от этого не легче, и получается, что я делаю это ради себя, чтоб очистить совесть, мол, сделала всё от себя зависящее… А он из благодарности (а может из сострадания ко мне) не показывает вида, не уходит демонстративно в другой угол. Он просто лежит, смотрит в одну точку и думает о чём-то о своём. О чём? Мы покорили глубины мирового океана, мы полетели в космос, мы создали умнейшие машины, превосходящие нас в скорости обрабатывать информацию и выдавать единственно верный ответ, а вот о чём думает родное существо у нас под боком, мы так и не научились распознавать… Так и я лишь догадываюсь, что он скучает, скорей всего вспоминает яркие моменты своей жизни с хозяином, но это на поверхности… А думает ли он, что хозяин его бросил? или вот-вот вернётся? или погиб и не вернётся уже никогда? обижается ли он, злится или прощает заранее, лишь бы вернулся…
Читать дальше

Душа в душу

— Мой отец, когда ему было семнадцать лет, на ярмарке увидел девочку. Четырнадцатилетнюю девочку в синем платье с синим бантом. И влюбился. Ждал, когда ей исполнится восемнадцать, попросил ее в жены и получил ее в жены. Он ее обожал…

Они были довольно бедные фермеры, мама доила коров, делала всю работу, но они жили и радовались каждому пережитому дню, до самого конца. И это было искренне, так трогательно и прекрасно!

Я видела, как хорошие люди в хороших семьях ругаются, кому пойти поставить чайник. У нас ругань шла только в обратном смысле — каждый хотел пойти поставить чайник. Каждый хотел взять на себя. Когда твой спутник хочет взять на себя больше, то тебе хочется взять еще больше… Здесь интересный механизм, я его проследила. Чем меньше хочет взять на себя твой спутник, тем меньше тебе хочется взять. И наоборот. Тут обратная связь. И родители рвали друг у друга из рук домашние дела, неприятные поручения, трудные задачи — все это каждый хотел сделать за другого…

Еще я помню как папа утром, когда брился, пел, и мама ему говорила: «Перестань петь — нельзя сосредоточиться!»
А мама работала тогда в каких-то дошкольных учреждениях и писала по утрам отчеты. А папа ей отвечал — странно, почему такие вещи запоминаются, — он говорил:
«Я не буду петь, а ты когда-нибудь будешь думать: как жалко, что он больше не поет, как хорошо бы, чтобы он запел».
Вот это я помню, вот эту фразу я помню: «Как хорошо бы, если бы он запел».
Читать дальше

Лучший сотрудник.

Был у нас в офисе парень. Ну как парень..., взрослый мужик, 36 лет. Но он был необычный. Если говорить прямо, то человек был глупым от природы. Ну вот не умный ни разу, т.е. совсем не умный! Но я его взял на работу еще 6 лет назад и ни разу не пожалел. Самое интересное, что он знал, что глуп от природы и не скрывал этого. Мало того, когда пришел устраиваться на работу, первое, что он мне сказал, была фраза:
— Здравствуйте! Я не умный и не скрываю этого. Но мне нужна работа, чтобы я мог покупать маме лекарство, она уже не может работать.
Это меня немного шокировало, но я понял, что человек реально болен. Но, в принципе, не настолько, чтобы не суметь выполнять какие-то не особо сложные задания. Он мне напомнил героя Дастина Хофмана в любимом мною шедевре «Человек дождя». Я сразу въехал, кто передо мной и не хотелось его никак обидеть…
— Вы намного умнее бОльшей части населения, которая пытается прикрыть свой идиотизм любым способом, но тщетно. Ок, с завтрашнего дня приходите на работу.
С того дня он у нас, как сын полка номер 2. Так вот, 6 лет мужик работал наравне со всеми. Да, не такой, как все, но честный, порядочный, пунктуальный и вообще, на мой взгляд, лучший работник из всех, кто у меня работает. Маму после инсульта поставил на ноги, правда пришлось ему немного помочь с медикаментами и массажистами, а так, он сам делал всё и ни разу не пожаловался, что ему тяжело! Весь офис его любил и привязался к нему, как к родному! Да так влюбились в него, что откормили с 75 кг до 100!)) Мы с ним даже стали чем-то похожи))
Да, отвлекся… Позавчера, когда заехал в офис, после долгого отсутствия, мне помощница с ходу в лоб…
— Олег увольняется! Может Вы уговорите его остаться?! Как мы без него?!
Я и сам охренел! Как это увольняется??? Куда??? Почему??? Попросил позвать его в кабинет. Заходи минут через 10, голову опустил так, что подбородок аш на животе. Стоит, в глаза не смотрит…
Читать дальше

Есть такие люди – дома.

У этих людей в глазах – теплый окошечный свет, и веет от них таким теплом, таким уютом, что понимаешь –

вот оно.

Вот то самое, что ты искал. Дом мечты. Искал, чтобы сидеть вечерами за столом, гонять чаи с любимым человеком и болтать о чепухе, болтать, болтать, пока за окнами не стемнеет. Что с того, что на улице темно? В доме-то свет.

Осторожно подходишь к нему. Сначала осматриваешь, но ничегошеньки, ничегошеньки плохого ты не находишь. Даже какой-нибудь изъян кажется таким незначительным и милым, что еще тверже убеждаешься:

вот оно.

Представь теперь, что ты робко стучишь в деревянную дверь. Тебе открывают, и тут же – с порога – тебя обливает чем-то очень ласковым и нагретым. Ты проходишь в гостиную, садишься на мягкий диван, и душа твоя полнится умиротворением. Пьешь черный чай с лимоном, а вместо чепухи на языке всего лишь одно слово: счастье. Счастье. Счастье.

Представил? Смотри, как славно выходит!

На деле, правда, все бывает не совсем так.

Иногда тебе не открывают дверь. Ну просто не открывают. Ты приходишь к человеку со всей душой, и он вроде как очень дружелюбно настроен. Тогда ты просишь: открой дверь, впусти в душу. Я же ничего там не нарушу, не сломаю. У нас там будет тепло, чай, свет.
Читать дальше

Два года ждала.

Вот какая история произошла когда-то в московском аэропорту «Внуково». Шла посадка на самолет «Ил-18», отлетающий куда-то на Север. Люди суетливо семенили за дежурной, спеша первыми сесть на тихие места в хвосте. Лишь один пассажир не торопился. Он пропускал всех, потому что летел с собакой. Аэродромные техники, свидетели этой истории, утверждали, что у человека на собаку билет был, но овчарку в самолет не пустили — не оказалось справки от врача. Человек доказывал что-то, уговаривал… Не уговорил.

Тогда во «Внуково» он обнял пса, снял ошейник, пустил на бетон, а сам поднялся по трапу. Овчарка, решив, что ее выпустили погулять, обежала самолет, а когда вернулась на место, трап был убран. Она стояла и смотрела на закрытую дверь. Это была какая-то ошибка. Потом побежала по рулежной дорожке за гудящим «Илом». Она бежала за ним сколько могла. Самолет обдал ее горячим керосиновым перегаром и ушел в небо. Собака осталась на пустой взлетной полосе. И стала ждать.

Первое время она бегала за каждым взлетающим «Ильюшиным» по взлетной полосе. Здесь ее и увидел командир корабля «Ил-18» Вячеслав Александрович Валентэй. Он заметил бегущую рядом с бортом собаку, и хотя у него во время взлета было много других дел, передал аэродромным службам: «У вас на полосе овчарка, пусть хозяин заберет, а то задавят». Потом он видел ее много раз, но думал, что это пес кого-то из портовых служащих и что собака живет рядом со аэродромом.
Читать дальше

Мужик растет

Работаю в милиции-полиции очень давно. За время работы историй масса, разных, но одну захотелось рассказать, потому что запомнил ее на всю жизнь. Декабрь. Предновогодняя шумиха, все бегают, валит обалденный белый и пушистый снег. Дежурю ответственным от руководства. Район большой — 180 тысяч населения. Звонок — пропал ребенок. Я за руль и на место. Приезжаю — обычная панельная хрущевка, поднимаюсь на четвертый этаж, звоню в дверь. Дверь открывается, и на меня как в мультфильме снизу выглядывают дети, одна голова над другой, трое. Следом идет мать с четвертым на руках, обычная обстановка, без роскоши. Спрашиваю: «Кто пропал?» Она отвечает: «Старший сын, 9 лет». Я: «Как давно пропал?» Она мне: «30 минут назад должен был прийти, и нет. Он со школы приходит ровно во столько-то, вторая смена, потом за продуктами идет, днем с детьми сидит, пока я работаю. Муж умер, так он во всем мне помогает — квитанции заполняет, относит, белье стирает. И никогда не опаздывает». Я говорю: «Снег же свежий, может, играет с друзьями». Она: «Да он и не дружит особо не с кем, нет у него времени на это.
Читать дальше

Леху Попова в нашем дворе знал каждый

История, рассказанная мне отцом о друге детства. Далее с его слов.

Леху Попова в нашем дворе знал каждый. Высокий, неказистый, он непременно стал бы мишенью насмешек со стороны ребят, если бы не его хмурый, совсем не детский взгляд исподлобья и решительное нежелание общаться со сверстниками. Наравне с нежеланием общаться со сверстниками, в нем выработалось стойкое отвращение к школе, которую он посещал крайне редко. Пряча дневник от отца, на каждой странице которого красовались жирные двойки, он часами болтался по городским улицам или рьяно брался за какое-нибудь дело, которое в скорости забрасывал. Увлечения Лехи менялись с завидной регулярностью: то он ремонтирует старый мотоцикл, то с головой уходит в чтение приключенческой литературы, то целое лето работает на стойке, чтобы купить велосипед, который затем пылится на лестничной площадке.
Таким мы знали Леху с самого раннего детства — зажатого, но сурового пацана, выросшего без матери, под присмотром отца-военного. Мы догадывались, что отец наказывает его за прогулы в школе и разгильдяйство, но все было напрасно. Как только побои проходили, а боль забывалась, все возвращалось на круги своя. Парень не менялся и продолжал жить странной для нас жизнью, пока не пропал вовсе. Точнее, пропал он из школы и со двора, а домой возвращался под вечер, уставший и вымотанный. Но счастливый. Таким мы не видели его раньше, и оставалось только догадываться, что заставляет его глаза светиться скромной радостью.

Возможно, так бы и оставались мы в неведении, если бы не отец Лехи. Однажды вечером он припарковал машину рядом с подъездом и, открыв заднюю дверцу, выпустил оттуда огромного, черного пса. Пес, чья морда была закована в железный намордник, яростно рычал и пытался стащить широкий ошейник.
Читать дальше