Солнце осветило верхушки далёких гор

Креатифф
Солнце осветило верхушки далёких гор, и они вспыхнули как погребальные костры. Долина устланная телами начала проступать из сумрака ночи. Но многим из славных воинов не суждено больше увидеть великолепие этого мира. Их души навсегда перешли грань, за которой суета сменяется покоем.
Токедо, воин клана Исуно, поднимался по перевалу горы Хо, и обернувшись обомлел от величия содеянного людьми. Великая битва завершилась. Он выжил. И отступал в неизведанные земли северных территорий, опасаясь преследования. Последний раз окинув взглядом поле великой битвы, он зашагал вперёд. Он вернётся, пусть даже сто поколений переживёт его дух. Дух самурая.

Вячеслав Фёдорович проснулся рано и, обнаружив, что жена ушла на работу, не успев приготовить завтрак, страшно в ней разочаровался. В который раз подводит! А, ведь, небось накраситься не забыла.

Бесцельно побродив по квартире почёсывая яйца, Вячеслав Фёдорович дошёл до телевизора и углубился в просмотр информационной передачи, из которой он понимал только те места, где говорили про погоду, и то потому, что симпатичная дикторша показывала руками где и что должно произойти. В остальном, подаваемая с экрана действительность, разительно отличалась от действительности, его окружавшей. И вызывала острый внутренний дисбаланс, результатом которого всегда являлось желание выпить пива.

До начала рабочей смены оставалось ещё прилично времени, и пару бутылок легко можно было себе позволить, да что там греха таить, и три бутылки не предел. Опять переместившись на кухню, Вячеслав Фёдорович достал холодное «жигулёвское». Не смотря на появление большого количества новых сортов этого напитка, Вячеслав Фёдорович по старинке выбирал то, к чему привык в юности. Наверное, он был консерватор. Что не лишено было скрытого подтекста, ибо работал он на мясокомбинате, в цеху, производящем ещё один пережиток прошлой эпохи – консервы «завтрак туриста». Сам он их не ел, но всегда выносил через проходную пяток банок на продажу. Дежуривший в его смену охранник приходился ему далёким родственником, как говорят в народе: «Колькиной бабы, мужа- брат», и закрывал глаза на оттопыренные карманы ВФ. Зов крови побеждал в нём долг. Делал он это абсолютно бескорыстно, не требуя ничего взамен, правда, компенсируя бдительность на других коллегах ВФ. За что не раз был бит в скверике неподалёку. Но, несмотря на такие издержки профессии, идеалов своих не менял. Так и работал, получая попеременно благодарности за ревностное несение службы от начальства, и пиздюли, за то же самое от пойманных им работяг.

Выпив две бутылки, ВФ повеселел. Необходимость завтрака отодвинулась на задний план, уступив место медитативному созерцанию настенного отрывного календаря за 1983 год. Повешенный когда-то на стенку, он так и висел с тех пор, лишившись всего десяти страниц. «Живучий гад». Подумал ВФ, но без злобы, а с лёгкой ностальгией. Всё-таки, он был консерватор.

Из ступора его вывел телефонный звонок. Сняв трубку, ВФ сперва зачем-то дунул в неё, и только потом произнёс «Алё» с едва уловимой вопросительной интонацией.
Собеседник на том конце провода представился как юрист, уполномоченный в решении вопросов наследования. От обилия сложных слов ВФ окончательно потерялся. Пошарив глазами по кухне в поисках поддержки, он наткнулся взглядом на отрывной календарь. «Январь» мысленно прочитал он бросившееся в глаза слово.
Между тем юрист замолчал, и по повисшей паузе ВФ понял, что ему был задан какой-то вопрос.
— Что, что? – переспросил он и нервно облизал пересохшие губы.
— Я говорю, не могли бы вы подъехать к нам для вступления в права наследования,- вежливо повторил собеседник.
— Я?
— Ну, вы конечно, в завещании указано только ваше имя, других претендентов нет, так что записывайте адрес.
— Одну минуту, я возьму ручку.
ВФ положил трубку на стол и бросился в комнату в поисках чего-нибудь пишущего. Лихорадочно открывая всевозможные ящики, и шепча сквозь зубы ругательства, наконец, схватил какой-то карандаш. Под бумагу приспособил пивную этикетку, ловко отодрав её от бутылки.
— Я слушаю.
Голос в трубке продиктовал адрес, ещё раз уточнил дату и время визита.
И попрощался.
«Пиздец», сказал ВФ вслух. Это было наиболее точное выражение его внутреннего состояния.

В день визита к юристу ВФ страшно волновался. То, что ему досталось какое-то наследство, он понял. Но от кого? И, что конкретно?
Ругая себя за то, что не смог толком ничего понять в телефонном разговоре, и в глубине души надеясь на золотые горы, ВФ, предварительно подзарядившись «жигулёвским» шагал к предполагаемому богатству по шумному бульвару. Взлетевший голубь, описАл над ним окружность и прицельно серанул на правый рукав.
«К деньгам». Блаженно улыбаясь, прошептал ВФ.
— Во долбаёб, — раздалось с соседней скамейки,- Его обосрали, а он улыбается!
«Смейтесь, смейтесь, бляди». Злорадно подумал ВФ, оттираясь носовым платком.

— Самуил Яковлевич — представился юрист, протягивая руку, и улыбаясь добавил, – Не Маршак.
— Попов. Вячеслав Фёдорович, – немного испуганно ответил ВФ, и тоже зачем-то добавил, — Ударение в фамилии на последний слог.
— Присаживайтесь, присаживайтесь — ласково предложил СЯ.
ВФ сел в кожаное кресло. Чувствовал он себя крайне неуютно. Во-первых, он был антисемитом, а во-вторых, ему очень захотелось отлить. Потерявшись между этими крайностями, он, наконец, замер внимательно глядя на юриста.
— Нусс, начнём,- СЯ раскрыл какие-то бумаги,- Екатерина Борисовна Швец, скончавшаяся месяц назад, оставила всё своё состояние, согласно оформленному мной завещанию, Вам, Вячеславу Фёдоровичу Попову.
— Екатерина Борисовна? – переспросил ВФ.
— Она приходилась троюродной сестрой вашей матери.
Как ВФ не морщил лоб, но всё-таки родственницу с таким именем припомнить не смог.
— И согласно этому завещанию вам полагается, — тут говоривший выдержал инквизиторскую паузу, — Земельный участок с находящимся на нём деревянным строением, в дальнейшем именуемым «дом».
— И всё? – подозрительно спросил ВФ.
— Всё. К сожалению, квартира у ЕБ была не приватизирована, и согласно действующему законодательству перешла государству.
ВФ сидел с видом человека, мужественно перенёсшего удар под дых от Майка Тайсона.
— А где участок? – наконец обречённо спросил он.
— Пупышево.
— Пупышево- хуюпышево,- вырвалось у ВФ. Этот населённый пункт он знал хорошо. Два часа на электричке.
— Послушайте старого еврея, — доверительно нагнулся к нему СЯ, — Радуйтесь тому, что есть, ведь и этого могло бы не быть.

После посещения участка настроение у ВФ не изменилось. Дом представлял собой наспех сколоченную времянку. Огород, правда, был ухожен. Росли какие-то не то травы, не то цветы, судя по всему последняя старухина радость в жизни.
«Всё снести к ебени матери» — резюмировал ВФ и поехал в город.

Жена, напротив, очень обрадовалась, восприняла это как подарок судьбы, и даже на радостях сходила в церковь, чтобы поставить старушке «за упокой».

— Ну вот хули мне там строить? – жаловался ВФ в заводской столовой своим коллегам.
— Ну продай тогда.
— Да кому это Пупышево на хрен сдалось?
— Тогда поставь там баню.
— А она то на кой?
— Муди полоскать.
— А где брёвна взять, стОит то всё теперь дохуища!
— А где ты «завтрак туриста» берёшь?
В результате идея бани прочно осела в голове ВФ.

Договорившись с бдительным охранником, ВФ увеличил количество выносимых банок до предельной цифры. Обуздал себя в любви к алкоголю. Кое-что было в заначке у жены. В результате за пару недель удалось скопить сумму, необходимую для покупки четырёх бетонных колец для колодца. Почему-то ВФ решил, что строить баню нужно именно с колодца.

— Поднимай!
ВФ копал, жена поднимала очередное ведро с породой. Стройка века была в самом разгаре. Глиняный террикон рос на зависть соседям. ВФ копал как Стаханов. Он очень сильно заебался, дико болела спина, от холода ломило руки. Лопата стукнулась об очередной камень. ВФ выругался и погрузил руки в ледяную жижу.
— Как же вы достали меня!
Эту фразу он адресовал каждому булыжнику, который приходилось доставать из забоя.

На этот раз он вытащил длинный деревянный брусок, полностью покрытый грязью.
Руки ВФ затряслись, он судорожно обтёр найденное об штанину. По всему выходило, что это была какая-то коробка. «Вот уж бля, где найдёшь, где потеряешь!» — подумал ВФ и положил бонус в ведро.
— Поднимай! – заорал он что есть мОчи, и сам начал карабкаться по лестнице.
На верху жена уже с интересом разглядывала содержимое ведра.
— Слава, что это такое?
— Тихо ты, дура, не ори, увидят соседи! – как змей зашипел на неё ВФ.
— Клад?! – тихо изумилась жена.
— Да не ори ты! Идиотка! – ВФ выхватил ведро из её рук и бросился к хибаре.
Жена покорно потрусила следом.
— Тряпку, тряпку давай! – набросился на неё ВФ как только они вбежали в дом, — Да не стой ты как треска!
— Какую? – наконец еле слышно пролепетала она обиженно хлопая глазами.
— Пиздяную!!! – Заорал ВФ срывающимся на фальцет голосом.
«Когда ж ты сволочь сдохнешь…» — подумала жена.
Раздался осторожный и тихий стук в дверь
ВФ дико взвыл и начал судорожно распахивать всевозможные дверцы в шкафчике, ища место, куда бы спрятать добычу, но всё было занято всевозможными бутылочками и баночками. Наконец ВФ схватил какую-то бутыль, литра на два и на её место кое как пихнул коробку. Только он успел закрыть дверцу, как входная дверь открылась. Медленно вошёл один из соседей, ВФ помнил его по прошлым приездам.
— Я извиняюсь, сосед ваш, не помешал? – сказал вошедший.
— Нет, что вы, проходите, вот собрался согреется малость, а то там в колодце такая холодина.
И для убедительности ВФ тряхнул бутылкой.
— Не откажусь тоже, если конечно предложите?
— Достань посуду – ВФ повернулся к жене.
Бутыль заметно тряслась в его руках.
Жена стояла боясь шевельнуться. Наконец медленно двинулась к столу и поставила на скатерть две рюмки.
— Что пьём? – спросил сосед.
— Настой на травах, от бабки остался. – соврал ВФ, мысленно надеясь, что жидкость в бутылке соответствует сказанному.
— Тогда конечно попробую, – облизнулся сосед, — Я извиняюсь не представился, Сергей Михайлович.
ВФ выдернул пробку, и незаметно понюхал. Пахло спиртом. Не подавая вида, он наполнил две стопки и всё ещё трясущейся рукой протянул одну соседу.
— А я Вячеслав Фёдорович, это жена моя, Маргарита Степановна, за знакомство!
Вкус выпитого показался ВФ слишком концентрированным, но ни чего не оставалось как утвердительно кивнуть.
— Ух как хорошо!
— Да уж, бабка мастерица была! – подтвердил сосед смахивая выступившие слёзы, — А что это за трава такая?
— Зверобой. Отчеканил ВФ.
— Что-то непохоже… — засомневался СМ.
— И ещё чего-то она добавляла, уже не помню,- опять соврал ВФ.
— Я вот вижу, колодец затеяли? – не унимался с вопросами любопытный сосед.
— Да, до колонки далековато, а я баню хочу поставить,- начал ВФ и внезапно понял, что он опьянел.
— Баня, это хорошо, баня это чистота и порядок, — в тон ему продолжил сосед, — Только вот место для колодца плохое.
ВФ разлил ещё «по одной», и протягивая рюмку соседу спросил:
— Почему плохое?
— Тут где-то блиндаж был ещё с войны, немецкий, что они тут делали, эти немцы — непонятно, но старики из соседних деревень говорили, что был точно.
— Ну и что?
— Ну как «что»?- сосед недовольно засопел, – Был блиндаж!
— Да и хуй на него.
ВФ выпил и решил, что лучше присесть на топчан, так как ноги совсем уж подкашивались.
— Футболом интересуетесь? – сосед тоже выпил и тоже сел,- Ну и настойка, я аж что-то совсем обмяк!
— Не, беготню эту не люблю! – ВФ начал нервничать.
Для успокоения он ещё раз наполнил рюмки и решил про себя, что эта последняя. Мысль о коробке начинала настойчиво буравить голову.
— Достань там подзакусить чего…- повернулся ВФ к жене.
Та молча поставила перед ними две банки «Завтрака Туриста». ВФ пошарил взглядом по столу в поисках консервного ножа.
— Открывалки нет? – сразу заметил сосед.
— Да, чего-то не найти… — рассеяно пробормотал ВФ.
— Держи, — жена протянула ему консервный нож.
— А я пожалуй пойду, а то как-то действительно… — и кряхтя, сосед потянулся к дверям.
Когда он вышел ВФ, обессиленный, рухнул на топчан.
— Совсем он меня вымотал. Пробормотал он прикрыв глаза.
— Ты хоть посмотрел, что пил? Жена спросила больше с надеждой, чем с тревогой.
— На спирту чего-то, а что, хуй его знает… И ВФ уснул.
Сосед «вальтами» уходил по огороду, иногда хватаясь за воздух, чтобы не упасть.
Видевшие это в окна соседи сделали единственно правильный вывод – ещё один алкаш поселился.

Как только ВФ провалился в сон, пришли видения. Они полностью оккупировали голову ВФ, не оставив ни какого места для других чувств. Но одно чувство осталось – страх. Беспричинный, животный ужас. Он полностью парализовал волю. Он не давал шансов на единственный выход из этого кошмара – пробуждение. И вдруг среди этого ужаса, появилось лицо незнакомой ВФ женщины. Оно было островом добра и света среди океана зла и тьмы. Что-то родное угадывалось в нём. И ВФ инстинктивно стал пробираться к нему. Это был трудный путь. Но неведомая сила, исходящая из женского лица, помогала делать очередной шаг. И ВФ дошёл. Чувство облегчения и радости охватила его. ВФ испытал нечто похожее на чудесное спасение из ситуации, не сулившей ему ни каких шансов.
— Кто ты? – спросил он.
— Я Аматэрасу.
— Что мне делать?
— Выпей больше, и достань клинок! – успел услышать он и проснулся.

Сон соседа был более обыден. Ему снилась картошка, которую он так и не окучил. Торчащие из земли клубни, вдруг превратившиеся в большие и волосатые слоновьи яйца, которые он почему-то тыкал школьным циркулем, украденным у него ещё в пятом классе. Надо ли говорить, что Аматэрасу не о чем было говорить с таким человеком.

Луна заливала всё мертвецки белым светом. ВФ поёжился и вспомнив сон тут же выпил две рюмки, оставшиеся на столе. Потом налил ещё и опять выпил. Не спеша встал и открыв шкаф достал, наконец, найденный в колодце предмет. Включать свет он побоялся.
Сев на топчан ВФ повертел в руках находку. Длинный деревянный брусок. Почти незаметный кантик по периметру подсказывал, что это коробка, или даже футляр. ВФ попытался открыть его, но древесина была настолько плотно подогнана, да и видимо разбухла от длительного времени, что абсолютно не поддавалась. Взяв открывашку, он с трудом просунул её в едва заметную щель, и аккуратно, двигая нож по часовой стрелке, стал расширять паз. Так ВФ встал на путь терпения. Пройдя по нему около часа, он смог убедиться в правильности выбранной стратегии. И когда уже совсем отчаялся, футляр раскрылся. В свете луны блеснула сталь. Дух Токедо, воина клана Исуно перешёл в него в день единственно возможный и предопределённый звёздами.

— Кто ты? – услышал ВФ в своей голове.
— Вячеслав Фёдорович Попов, – ответил тот, и тут же подумал, — Всё, пиздец, белочка!
— Белочка? – переспросил голос.
— Кто это говорит? – не в силах пошевелиться ответил вопросом на вопрос ВФ.
— Я Токедо из клана Исуно. Я пришёл через сотни лет завершить поединок и обрести покой, найдя свой длинный меч. Великая Аматэрасу вняла моей просьбе.
«Я ёбнулся», подумал ВФ обречённо.
— Нет, ты тот, кем был до того как выпив приготовленный шаманом эликсир, открыл своё сознание для моего духа. Но теперь в твоём теле две личности- твоя и моя.
— Это невозможно! – разум и логика ВФ подали робкий голос протеста.
— Подойди к зеркалу, в часы полнолуния, ты можешь увидеть моё лицо, – попросил незнакомый голос.
— Не хочу.
— Тогда ты не сможешь убедиться в очевидном.
ВФ встал и на дрожащих ногах поковылял к висевшему на стенке маленькому мутноватому зеркалу. Встав напротив и смотря в пол он медленно поднял взгляд. На него смотрело невозмутимое узкоглазое лицо покрытое шрамами. Это было слишком. В ту же секунду ВФ потерял сознание.

Когда утром супруга ВФ вышла на веранду, она увидела безмятежно спавшего на полу мужа, а на столе выпитую наполовину бутылку с бабкиным настоем. Вздохнув, она перешагнул через тело супруга, и тут же невольно вскрикнула. Под столом валялся огромный (как ей показалось) меч.
— Что ж это такое? – чуть слышно произнесла она и вздрогнула, услышав за спиной спокойный голос.
— Это священный меч, не трогай его.
Жена обернувшись увидела стоящего ВФ.
— Ты совсем допился?
На лице ВФ отразилась буря чувств и эмоций, которые жена ошибочно приняла за подступающую тошноту. Но на самом деле в голове мужа шла борьба за речевые центры.
— Это, вобщем, в колодце… — ответ явно принадлежал ВФ.
— Ты зачем столько выпил?
— Аматэрасу… — залепетал ВФ.
— Когда же это кончится!? – обречённо выдохнула супруга и вышла на улицу.
ВФ сел на стул и обхватил голову руками. Сомнений не оставалось, всё случившееся не было сном. И поняв это, ВФ окунулся в абсолютное спокойствие.
— Чтоб спросить меня, не обязательно говорить в слух, достаточно, подумать, наши мысли общие, — произнёс голос в голове.
— Почему мы понимаем друг друга, ты же японец? – наконец дошло до ВФ.
— У разума нет языка, а наши сознания теперь владеют всеми знаниями друг друга.
— Это значит, что я теперь знаю японский язык?
— А я могу делать консервы. Но знаниям необходим навык. Без практики, наш прошлый опыт — бесполезный багаж. Ты не победишь в схватке, а я не настрою консервную линию.
— Я бы тоже век её не настраивал! – в сердцах выдал ВФ.
— Так в чём же дело? Если это разрушает тебя, найди то, что послужит созиданию твоей личности.

Жена копошилась на огороде. Подмела тропинки между клумбами, вырвала особенно крупные сорняки. Сходила к колонке за водой.
Всё это время её муж просидел на веранде, его хорошо было видно в окне, что-то рассказывая самому себе и отчаянно жестикулируя. Наконец Маргарите Степановне это надоело, и она решительно вошла в дом.
— Самурай ты в конце концов, или хуй собачий? Как раз спрашивал ВФ у алюминиевой кружки.
Жена махнула рукой и, ни чего не говоря, вышла.

— Я в армии в автобате служил, молодой был, думал приду, водилой устроюсь. Вся жизнь впереди была. Да как-то всё не так задалось. Не принимаю я всего этого сегодняшнего бардака!
— Твоя судьба имеет параллели с моей. Я поступил на службу господину, потому что влюбился в его жену. Мне казалось, что нет прекраснее ни кого на свете. Я решил сохранять жизнь самого дорогого для неё человека как свою, и даже больше. В этом я видел своё предназначение. Во всех поединках и битвах не было мне равных. Очень скоро я удостоился чести быть в военном совете. Я смог чаще видеть её тень на бумажной ширме. В день великой битвы, мой господин перед самой атакой перешёл на сторону противника. Мы стояли на фланге, и должны были, обойдя врага, выйти в тыл, а в место этого ударили в тыл своим. Я не смог пойти на это. Почти час я один сдерживал натиск. Во время этого боя я зарубил своего господина, и тяжело ранил его сына. Я стал предателем для одних, и остался врагом для других. Когда всё закончилось я ушёл в горы где великая Аматэрасу запретила мне умереть, и мой дух перешёл в малый меч.
— Я не пойму, какие параллели в наших жизнях ты нашёл? – наморщил лоб ВФ.
— Всю свою жизнь мы оба шли не по «тому» пути.
— А как же твой меч попал сюда?
— Он стал реликвией, а рано или поздно все реликвии попадают в Тибет. Из Тибета с какой-то экспедицией вывезен в Германию. Потом человек, владевший им, был отправлен на Восточный фронт.
— А ты то откуда это всё знаешь, ты же был в мече?
— Было чувство, что я смотрю на всё со стороны.
— Что же нам теперь делать?
— Найти себя!

Первым делом ВФ докопал колодец. Проклятый самурай постоянно лез с советами. Всё начатое должно быть завершено. Так твердил Токедо.
Помощь жены была запрещена, и наполнив ведро ВФ каждый раз сам взбирался по лестнице.
Жена занялась садом. Это тоже была идея Токедо. Внутренняя красота и гармония должны были по его мнению черпать силы во внешней гармонии и красоте. Как ни странно, к вечеру колодец был готов. Вконец охуевший ВФ на трясущихся ногах доковылял до домика и рухнул на топчан.
— Отдохни пол часа. – это опять был несносный японец.
— Я даже высморкаться не могу без посторонней помощи. – пролепетал ВФ.
— Можешь! А через пол часа мне надо попрактиковаться во владении мечом.
— О нет!!! – застонал ВФ.
— Попробуй уснуть, это лучший способ отдыха.
ВФ не стал спорить и закрыв глаза действительно уснул.

Все жители деревни Пупышево живо обсуждали нового соседа. Происходило это как правило в местном сельпо с романтическим названием «Наташа»:
— Этот то, который вместо Борисовны, совсем «того».
— Ебанько натуральное.
— Колодец быстро выкопал…
— Ага, совсем больной, то с женой на пару еле-еле телепались, а потом смотрю, один, за три часа маханул.
— К нему Серёга «виноход» заходил, так он его чем-то таким накачал, тот когда до дома дошёл чуть не помер.
— Точно говорю подозрительный сосед.
— Жена у него странная, ни там, морковки посадить, лучку, всё какие-то камни раскладывает по огороду.
— А ночью он за домом с саблей ходит, вот вам крест, у меня у деда тоже была такая, в гражданскую. Так он с ней значит ходит и так как махнёт, аж свистит.
— А дрова рубит топором!
— Да, совсем видать не впорядке…
Тут в магазин вошёл Вячеслав Фёдорович с Токедо в голове. По тому, как очередь в магазине замолчала, стало ясно, что говорили о нём.
— Кто последний? – спросил ВФ.
— Я, я,- залепетала крупнолицая тётка с бидоном.
Когда, купив хлеба и макарон, ВФ вышел, обсуждение продолжилось с новой силой.

— Уволиться хочу.
— Как так? Вы же у нас на хорошем счету! Вы же опытный наладчик!
— Другого найдёте.
— Я должна с вашим мастером поговорить ещё раз.
— Он уже зарплату обещал увеличить, но …
— Может «матпомощ» нужна?
— Расчёт нужен.
— Неужели наследство такое большое, что и работать не надо?
ВФ вздохнул, шутки про наследство с каждым днём набирали обороты.
— На прииски подамся.
— Не советую, у меня, у сестры двоюродной, два брата туда уехали… Оба погибли.
— Я всё же попробую…
Эту легенду придумал Токедо, как правило, она вызывала испуг и уважение у собеседников.

ВФ всё искал определения для японца и однажды в шутку сравнил его с паразитом наподобие глиста. Токедо только посмеялся.

Естественно ни на какие прииски ВФ не поехал. Он устроился сторожем на стройку напротив дома. Теперь он мог постоянно читать и практиковаться с мечом.

Из современной литературы Токедо предпочитал книги по боевым искусствам, истории и медицине. Всё это приходилось читать ВФ, пока Токедо не приобрёл необходимый навык чтения. Когда же это произошло, ВФ уже не мог не читать. Например «Книгу пяти колец» Миямото Мусаси знали наизусть оба.

— Знаешь, — как-то спросил ВФ,- Чего я никак не пойму, так это почему именно я оказался в центре всей это катавасии?
— Не исключено, что в нагрузку к моему поиску длинного меча, Аматэрасу захотелось чтоб и ты прошёл свой путь.
— Какой?
— Это станет ясно, только когда ты его пройдёшь.
— У тебя есть «день рождения»?
Токедо задумался, до ВФ доносились обрывки его мыслей.
— Можно сказать, что этот день близок. На следующей неделе, во вторник.
— У меня будет для тебя подарок. Только не пытайся узнать, что это.
— Слово самурая!

В кинотеатре «Спартак» как раз начиналась неделя Куросавы. ВФ купил билет на «Семь Самураев».
После просмотра Токедо долго молчал. Наконец он сказал только:
— Спасибо.

Жена сидела перед телевизором и наконец не выдержала:
— Слава!
— Да дорогая?
— Слава, что происходит?
— Ты о чём?
— О Чём? Ты ещё спрашиваешь, о чём я? Ты уволился с работы, устроился, не пойми куда, и, наконец, мы стали спать как муж и жена!
— Что в этом плохого?
— Господи! Раньше, ты зарабатывал в три раза больше денег, и мы еле-еле доживали от получки до аванса. Теперь ты приносишь домой крохи, но они остаются! Я ни чего не могу понять. Ты ешь только рис, постоянно читаешь, занялся спортом, машешь своим мечом как полоумный. Я всерьёз опасаюсь, что когда-нибудь ты отрубишь мне голову!
— В начале лета мне нужно будет уехать.
— Тебе?! Куда?
— В Японию.
— Зачем?
— Я должен найти длинный меч.
— Ты что знаешь японский язык?
— Учил когда-то, хочу вспомнить.
— Когда?
— Иногда мне кажется, что в другой жизни…

Когда все необходимые процедуры были завершены, и на руках ВФ была японская виза и билеты на самолёт, в Питере зарядили дожди. Буквально за несколько дней до отлёта Маргарита Степановна сходила к врачу.
— Слава, я беременна, — заявила она с порога как вернулась.
ВФ почувствовал как к горлу подкатился ком.
— Я вернусь, обязательно жди.
Токедо вежливо молчал.
— Береги себя, делай то, что должен и возвращайся.
— Теперь мы действительно муж и жена.

— А это что? Таможенник вертел в руках меч.
— Купил. Не ехать же в Японию без меча, — ВФ изобразил крайнее недоумение,- Вот и чек из магазина на всякий случай.
— Ааа, Брюсом Ли значит увлекаетесь… А это что?
Теперь таможенник отвлёкся на бутыль с бабкиным настоем.
— Семейный ликёр, передаётся из поколения в поколение, не хотите попробовать?
— Я на службе, проходите…
— Знаешь Токедо, — сказал ВФ когда они отошли от таможенника,- А ведь наверняка на твой меч можно купить почти всё в этом мире.
— Да, но только не дружбу.

— По совету в турагенстве ВФ перед перелётом не спал почти сутки. Зато в самолёте он вырубился сразу. Посадка была в Токио. Токедо не признавал этого названия и упорно называл столицу Японии Эдо.

— Добрый день,- обратился ВФ к представительнице турфирмы, — Как Вас зовут?
— Мигами.
— А я Вячеслав Фёдорович, очень приятно.
Типичная японка, неплохо говорящая по русски, одетая на манер школьницы приветливо захлопала глазами.
— Чем могу помочь?
— Видите ли, мне надо будет съездить на Хоккайдо, я понимаю, что это не входит в мою программу пребывания, но всё же дело не требует отлагательств.
— На остров? А в какой город?
— Саппоро.
ВФ назвал первый город Хоккайдо, пришедший на ум. Токедо одобрительно хмыкнул.
— Вы пропустите очень увлекательный экскурсии.
— Сожалею, но это очень важно. Я могу рассчитывать на то, что информация об этом останется между нами?
— Конечно, желание клиента- закон.
— Вот и отлично, в свою очередь обязуюсь не попадать в неприятные истории, чтоб не запятнать Вашей репутации и быть в аэропорту ровно за три часа до отлёта в Санкт -Петербург.
ВФ мило улыбнулся.
— Я могу вам чем-нибудь помочь ещё?
— Не подскажите, где в Эдо, тьфу, Токио, самый известный Додзё?

Найти необходимую улицу оказалось очень сложно. Денег практически не было, в общественном транспорте вся информация предоставлялась только на иероглифах. И если с их прочтением у Токедо и не было проблем, то всё равно разобраться в мешанине кварталов и маршрутов казалось не выполнимой задачей. В довершении всего наши путешественники выбрали самый древний способ передвижения – пешком. К вечеру, не смотря на перечисленные трудности, ВФ стоял перед дверями. Иероглифические надписи на стенах воспевали совершенство духа, постигаемое только с помощью изнурительных тренировок. ВФ решительно шагнул внутрь.

В небольшом холле навстречу ему вышел невысокий человек неопределённого, как все японцы, возраста. Идеальной чистоты кимоно резало глаз. Он вежливо поклонился и только затем сказал:
— Добрый вечер.
— Добрый, мне бы хотелось навести кое какие справки.
— В какой области?
— Я ищу старинный меч.
— Вам необходимо поговорить с мастером, он сейчас на уроке, если желаете, можете присоединиться к занятию.
— Обрати внимание,- сказал Токедо внутри головы ВФ, — Мой японский кажется им малопонятным набором вышедших из употребления древних слов, однако ни один японец ни когда не скажет тебе об этом — не хотят ставить тебя в неудобное положение.
— Я лучше подожду его тут.
— Мастер освободится через час. Могу я приготовить для вас чай?
— Нет спасибо, не хочу отвлекать вас.
Поклонившись, японец исчез за бумажной ширмой.

— Ну и как тебе «путь меча»? Спросил Токедо.
— У меня крыша едет от японской речи, всё таки, мне довольно трудновато выступать в роли обрусевшего сёгуна.
— Если мы обнаружим мой длинный меч, я покину тебя. Не исключено, что им владеет кто-то из тех, чьи предки были моими врагами, и захватили катану как трофей великой битвы.
— Как же мы тогда его заберём, вряд ли кто-то добровольно расстанется с таким сокровищем?
— Тогда всё решит Поединок…

Седой японец тихо подошёл и встал за спиной. ВФ обменялся с ним традиционными поклонами.
— Я мастер кендо Танадзаки, чем могу быть полезен?
ВФ представился и молча протянул ему меч.
Танадзаки брезгливо осмотрел ножны купленные ВФ в каком-то магазине военного снаряжения, затем не спеша извлёк клинок. Если японец способен сильно удивиться, то это как раз был такой случай. Лицо мастера изобразило бурю эмоций и наконец замерло в благоговейном трепете.
— Откуда это у вас?
— Достался по наследству,- не вдаваясь в детали ответствовал ВФ.
— Это вакидзаси, короткий меч, приблизительно 1200 — 1300 года, вот этот иероглиф говорит, что он принадлежит клану Исуно, ориентировачная стоимость,- тут японец замолчал, наконец, поборов какие-то внутренние чувства продолжил, — Для меня этот меч не имеет цены, такие вещи не продаются, по крайней мере, для японца он не предмет торга.
— Я должен найти длинный меч клана Исуно.
— Катану?
— Да именно его.
— Скорее всего он находится в частной коллекции какого-нибудь древнего рода, если конечно он ещё сохранился.
— Вы можете узнать, у кого он может быть?
— Я попробую, приходите завтра в двенадцать, постараюсь разыскать какую-нибудь информацию.
— Не позволите мне переночевать у вас?
— Двери моего Додзё всегда открыты для вас. Можете расположиться в комнате почётных гостей. Ученики придут в восемь утра, если желаете, можете поспарринговать с ними.
— Не откажусь.
Отвешивая поклоны и пятясь, японец удалился за одну из боковых ширм.
Тут же, как показалось из ниоткуда, возник японец в белоснежном кимоно и жестом предложил следовать за ним, ВФ прошёл в небольшую комнату положил под голову сумку, и уснул на татами.

— Ваш чай.
ВФ продрал глаза. Над ним согнувшись почти под прямым углом стоял всё тот же обладатель белоснежного кимоно.
— Благодарю, но сначала я бы хотел привести в порядок свой внутренний мир.
Японец понимающе кивнул, и только после этого выпрямился.
— Следуйте за мной Вячеслав сан.
От души помочившись ВФ тщательно помыл руки.
— Ваш этикет иногда граничит с безумием, — без злобы сказал он Токедо.
— И это только половина того, что осталось от моего времени.
— По русски это называется «Ебануться».
— Можно ещё сказать «Пиздец»,- пошутил в свою очередь Токедо.
— Ты действительно хочешь поспарринговать с учениками этого старикашки? — с тревогой спросил ВФ.
— Надо же проверить как далеко ушло владение мечом.
— Не забывай, мне надо ещё вернуться в Россию.
— Не беспокойся, они дерутся деревянными палками.
— Успокоил конечно, но если мы доберёмся до твоей «катаны», постарайся решить вопрос миром, не хочется остаться без руки, или ноги.
— Как правило в таких поединках убивают мгновенно.
ВФ вздохнул.
— Свалился ты на мою голову!
— Представь, что всё это твой алкоголизм, а я — обычная «белочка».
— Ты научился шутить по-русски!
И ВФ засмеялся.

Переодевшись в чёрного цвета кимоно, ВФ с шлемом под мышкой и деревянным мечом в руке вошёл в просторный зал. Около десятка так же одинаково одетых японцев почтительно замерли напротив двери.
— Мастер меча из России желает присутствовать на тренировке.
Объявил приносивший чай японец без имени. Все почтительно поклонились, ВФ поклонился в ответ, беззлобно ругнувшись «по матушке». Поклоны заебали.
— Вячеслав сан, окажите честь сразиться с одним из лучших учеников мастера Тонадзаки.
— Я готов, — ответил Токедо и прошёл в центр.
— Ну давай японец, будет тебе Цусима, — подумал ВФ.
Вышедший из строя, боец одел шлем, поклонился, встав напротив, и поднял меч над головой. Токедо поклонившись в ответ, поднимать меч не стал, а как стоял, так и незаметно, по кошачьи, плавно шагнул на встречу. Противник резко рубанул в низ, но Токедо почти не меняя направления, как в замедленном кино, чуть-чуть уклонившись в сторону, даже не ударил, а просто положил меч на его руки. Меч японца замер в паре сантиметров от головы ВФ. Тот даже хотел инстинктивно мотануть головой, но Токедо чётко контролировал тело. Судя по гробовой тишине, ВФ понял, что они с Токедо победили.
— Вы великий мастер, — наконец сказал проигравший и согнулся почти до татами.
— Ни хуя себе я дал! Подумал ВФ.
— Не подавай виду, а то можешь обидеть соперника, — попросил Токедо.
Японцы молчали и только таращили свои, ставшие почти европейского размера, глаза.
— То то ж бляди,- подумал ВФ.
— Не забывай, я тоже японец! – попросил Токедо.
Из строя вышел ещё один желающий.
Замерев в почтительном поклоне, он наконец издав дикий толи вой, толи крик ринулся в атаку. Его деревянный меч так и мелькал перед носом ВФ. Токедо опять как-то неестественно медленно отступал назад, всегда незаметно меняя направление отхода. За несколько секунд они описали круг. При чём, атакующий даже ни разу не коснулся меча Токедо.
— Может хуйнём? – подумал ВФ.
— Подожди, сейчас он запутается,- ответил Токедо.
И тут же резко шагнув в бок оказался точно за спиной нападавшего. Короткий и резкий взмах. Меч обрушился на японца.
— Он без головы, — констатировал Токедо.
Если после первого боя в зале воцарилась тишина, то как назвать то, что воцарилось сейчас словами не описать.
Японец просто рухнул на колени и замер как статуя Будды, склонив голову.
— Пора наверное заканчивать, а то нас распнут как Христа, прости господи нах, — намекнул ВФ.
— Не волнуйся, я справлюсь со всеми сразу, — успокоил его Токедо,- Современная школа владения мечом бесконечно далека от практики.

— Можно осмелиться спросить, в чём секрет вашего мастерства? – наконец спросил японец без имени.
— Быстрота, это не скорость, быстрота- это отсутствие расстояния, — просто ответил Токедо, и поклонившись вышел.

ВФ переоделся в обычную одежду, аккуратно сложив кимоно на татами.
— Да, ловко ты их вырубил!
— «Двоих убил»,- усмехнулся Токедо.
Беззвучно отодвинулась ширма, и почти параллельно земле вошёл Тонадзаки.
— Вячеслав сан, я сожалею, что не присутствовал на вашем уроке, моё извинение не знает границ.
— Что вы, что вы, я был покорён мастерством ваших учеников.
— Я не имею права называться их учителем, после того уровня владения мечом, который показали вы, я недостоин даже приносить вам чай.
— Позвольте, вы же не спаринговали со мной! Откуда такие поспешные выводы?
— Поверьте, я всю жизнь занимаюсь этим ремеслом, и могу отличить мастера, от новичка.
— Прошу меня извинить, но я тоже кое-что смыслю в этом вопросе, и могу заверить вас, что уровень владения мечом у нас приблизительно одинаков.
— А на самом деле? – спросил ВФ у Токедо.
— На самом деле я предполагаю, что на этого старика мне потребуется около двадцати секунд, но мы ОБЯЗАНЫ убедить его в равенстве наших знаний и умений, а то ещё чего доброго сделает себе сепуку.
— Вы ебанутая нация! И уже обращаясь к Тонадзаки:
— Если вы окажете мне честь сразится со мной, я думаю сомнения ваши рассеются!
— Я не смею просить вас об этом.
— И всё же позвольте мне настоять на моей просьбе.
«Как же меня заебала эта японская вежливость, а ведь всё ради того, чтобы получить палкой по ебальнику!», подумал ВФ.
— Через десять минут я жду вас в зале,- благоговейно выдохнул Тонадзаки и не разгибаясь исчез за ширмой.
Ворча под нос ВФ опять начал переодеваться.
— Может, сам попробуешь? — спросил его Токедо.
— Попробую чего?
— Сразиться конечно!
— Да ты чё, он же сразу поймёт, что это поддавки.
— Не думаю, ты ведь тренировался вместе со мной, правда не долго, но давай я буду подсказывать тебе, куда шагнуть, как рубить, а ты главное точно выполняй, и не в коем случае не бойся.
— Да ну, глупая идея.
— Нет, так он получит значительную фору, при сохранении моего стиля.
— Ладно, уговорил Токедо сан,- махнул рукой ВФ.

— Учти,- сказал Токедо, когда они входили в зал,- Он не нападёт первым, поэтому, чтоб не тянуть резину, просто шагни вперёд и ткни ему в грудину, он отобьёт так, что бы выйти тебе за спину, одновременно делая режущее движение по почкам, поэтому, после контакта мечей, просто махни против часовой стрелки с максимальной резкостью, не разрывая контакта! Для этого надо постоянное давление. Запомни, это очень важно, если ваши мечи разомкнутся, он победит! После этого ты переведёшь скрещенные мечи на не выгодный для него фланг. Нормальный человек в такой ситуации отступит, но он вряд ли, скорее всего он тут же ударит из под твоей руки.
— Я уже запутался! – запаниковал ВФ.
— Слушай и не отвлекайся на эмоции! Когда ты почувствуешь, что он атакует из под твоей руки, разомкни мечи и, ударив его в плечо — замри.
— А дальше?
— А дальше у вас будет «боевая ничья».
— А если всё пойдёт не так?
— Доверься мне!

После традиционно заебавшего поклона, ВФ быстро ткнул Тонадзаки в грудь. Видимо Токедо всё таки чуточку помогал, потому как быстрота, с которой всё произошло дальше, лежала за пределами восприятия. Но замерли они как раз в положении, предсказанном Токедо.
— Нанесённая вами рана затрагивает жизненно важные органы, и следовательно более опасна. Вы победили. Я благодарю вас за этот урок!
Услышал ВФ свой голос.
Японец, казалось, сам ещё не верил в то, что всё закончилось.
— Это самый молниеносный поединок в моей практике, — наконец сказал он,- Но я считаю, что это всё таки «ничья».
ВФ поклонился и спешно ретировался.

Когда он вышел, Тонадзаки уже ждал его.
— Мой старый друг, Тосиро сан, профессор Токийского университета, должен приехать через час. Он очень заинтересовался вашим вакидзаси.
— Он может помочь нам?
— Он лучший эксперт во всей Японии!
— Как вы думаете, есть шансы?
— Трудно сказать, такое оружие – национальное достояние. Но лично я ни когда не слышал про катану клана Исуно.
— Вы видели много древних мечей?
— Достаточно, чтоб считать себя экспертом,- важно кивнул Тонадзаки, и тут же поспешил добавить,- Не лучшим конечно!
— Скажите, ваши ученики, кто они?
— Как правило, это очень патриотически настроенные и очень увлечённые люди. Они принадлежат к разным социальным слоям.
— Среди них есть потомки самураев?
— Только Судзуки, вы дрались с ним первым. Он просил передать вам извинения, что оказался таким неумелым соперником.
— Он слишком самоуверен.
— Признаться мало кто ожидал от вас такого уровня владения мечом.
Из холла донёсся какой-то шум.
— Вероятно это Тосиро сан, приехал раньше, между прочим, он тоже потомок какого-то древнего рода, хотя скрывает это, — и Тонадзаки поспешил ему навстречу.

Тосиро оказался неожиданно моложе, чем его представлял ВФ. Он источал уверенность и обаяние. Быстро и сильно пожал руку. Если бы не типично японская внешность, то по манерам он скорее походил на европейца. Осмотрев меч, он долго молчал.
— Последнее упоминание о клане Исуно уходит ко дню великой битвы за объединение северных земель. Тогда отряд, в котором служил последний представитель этого клана перешёл на сторону врага, но это не спасло северян. Ту битву они проиграли. После поражения остатки клана были вырезаны, а об их последнем воине история не упоминает, — наконец сказал он.
— Есть ли шанс найти длинный меч клана Исуно, — спросил ВФ.
— Только теоретический, в Мориоке есть один странный человек, он хранит предания о той битве. Я бы советовал поговорить с ним, правда вот не знаю, жив ли он.
— Как его найти?
— К сожалению его имени я не помню, я слышал о нём давно и признаться не ожидал, что когда-нибудь мне понадобится эта информация.
— Вы можете узнать об этом человеке у того, от кого вы это слышали?
— К сожалению этот человек давно умер.
— Чёрт! – ВФ выругался по-русски.
— Я могу поехать с вами, если нам удастся найти этот меч, то это будет мировая сенсация.
— В свою очередь я могу попросить Судзуки помочь вам в вашем путешествии, — предложил Тонадзаки.
— Что вы, что вы, не стоит ни кого обременять, — поспешил отказаться ВФ.
— Напротив, для него это будет большая честь!
«Соглашайся», шепнул Токедо.
— Хорошо, я не в силах отказать вам, — сдался ВФ.
— Я займусь билетами,- затараторил Тосиро, — Ориентируйтесь на завтра. Вечером я позвоню мистеру Тонадзаки, и… можно ещё раз взглянуть на ваш меч?
ВФ кивнул. Тосиро осторожно извлёк меч из ножен и впился в него взглядом. Наконец он решительно засунул его в ножны.
— Я до сих пор отказываюсь в это поверить! Ждите звонка, а теперь, извините, я вынужден покинуть вас.
И он стремительно удалился.

— Ты так мне и не говорил, как лишился своего большого меча, — спросил ВФ у Токедо, когда они остались одни после ужина, любезно предоставленного Тонадзаки.
— Он был выбит у меня из руки, после этого я оставил позиции и вынужден был отступить.
— Неужели ты в одиночку бился против целого отряда?
— Я занял стратегически выгодную позицию на тропе. С одной стороны меня прикрывало болото, а с другой начиналась отвесная скала.
— Но всё равно, один, против нескольких десятков самураев, ты должно быть чертовски сильный боец!
— Меня окрыляло чувство бесконечной правоты, и полное отсутствие страха перед неминуемой смертью. У викингов похожее состояние называлось «берсерк».
Вошёл Судзуки.
— Мастер Вячеслав,- начал он.
— Зови меня – Слава, — попросил ВФ.
— Хорошо, Мастер Слава.
— Не «мастер Слава», а просто Слава, это моё имя.
— Хорошо Слава сан,- ВФ будучи не в силах более сдерживаться рассмеялся, а Судзуки не понимающе продолжил,- Тосиро сан забронировал билеты, к сожалению он не сможет присоединиться к нам, у него неотложное дело, он очень извинялся, но он будет поддерживать с нами связь.
— Когда мы выезжаем?
— Завтра в девять утра, я вызову такси, мастер Тонадзаки оплатит все расходы.
— Спасибо, я буду готов.
— Желаю вам хорошо отдохнуть перед поездкой,- горячо произнёс Судзуки и удалился.

Скоростной поезд «синкансэн» мчался на север. Судзуки спал, ВФ пытался смотреть в окно, но вскоре в дремоту провалился и он. Всё-таки смена часовых поясов и акклиматизация брали своё.
Где-то далеко, на другом конце земли его жена волновалась и ждала, а он нёсся неизвестно куда, по чужой стране, с непонятным попутчиком, который восхищённо ловит каждое его движение, пытаясь постичь мастерство владения мечом. А сейчас Судзуки, потомок древнего рода самураев, свесил голову и пустил слюни во сне. Полностью следуя местной поговорке: «Ни кто не вспомнит о том, что случилось в пути». Как же всё-таки удивителен этот мир. И ВФ уснул окончательно.

На вокзале Судзуки позвонил Тосиро. Он очень внимательно слушал и иногда кивал головой в знак согласия, как будто тот его видел. Наконец спрятав телефон в карман, он обратился к ВФ:
— Нам нужно ехать на запад, километров сто. Но сначала я бы подкрепился.
— Идёт,- согласился ВФ.
Они перекусили на окраине города, добравшись туда на автобусе. Там же неподалёку Судзуки взял напрокат машину.
— Это где-то тут, — сказал он внимательно изучив карту, — Доедем засветло.

— Странно, из разговора с Тосиро, я понял, что этот район вполне обитаем, однако я не вижу ни каких признаков жилья.
Удивлённо констатировал Судзуки, когда они подъезжали к контрольной точке, отмеченной на карте.
Припарковавшись на обочине они ещё раз внимательно изучили карту. Сомнений не было, это было то самое место.
— Надо пройти пешком к тем скалам, — наконец сказал Токедо.
-Ты узнаёшь это место? – спросил его ВФ.
— Да, это долина великой битвы, а мы идём к месту, где я принял бой.
— Судзуки, подожди в машине, — попросил Токедо.
— Я обещал мастеру Тонадзаки неотступно следовать за вами! – горячо отреагировал японец.
— Это может быть опасно, я приказываю тебе остаться в машине! – твёрдо повторил Токедо,- И ещё, позвони Тосиро, и скажи ему, что я пошёл в горы, а ты едешь на заправку. Ты понял меня? Это очень важно! Выполни всё точь в точь, как я прошу.
— Хорошо Слава сан, — покорно изрёк Судзуки.
ВФ взвалил на плечо сумку, взял в руку меч и зашагал по склону.

— Когда-то тут были болота, — начал Токедо.
— Этот Судзуки, он сделает то, что ты его попросил?
— Японцы — самая дисциплинированная нация, будь уверен.
— Кто нас там может ждать?
— А ты ещё не понял?
На тропе впереди, появился силуэт человека.

Токедо не останавливаясь обнажил меч.
— Приготовься!
Когда до неизвестного оставалось около пятидесяти метров, Токедо отбросил сумку и перешёл на бег. ВФ теперь мог хорошо разглядеть незнакомца. Это был Тосиро.
Одетый в самурайский доспех он стоял с мечом в руке. За десять шагов Тосиро одел шлем.
— Он в доспехах, — успел сказать ВФ очевидное, и в то же мгновение Тосиро и Токедо схлестнулись в поединке.

Когда всё было кончено ВФ сел на траву. Из рассечённой щеки кровь стекала на воротник куртки. Обезглавленный Тосиро остывал рядом. ВФ тяжело дышал.
— Когда он полоснул по лицу, я думал это конец, — сказал он.
— Он достойный соперник, но ему не хватило практики.
— Как ты узнал, что это именно он, я имею в виду – Тосиро?
— Почувствовал.
— Но почему он пошёл на это?
— Предание гласило, что я вернусь за своим мечом, заодно уничтожив последнего предателя в роду, и он нашёл оригинальный способ контроля над всем холодным оружием – стал экспертом. Все клинки проходили через его руки. Хитрая собака!
— Но ты вроде сам предал своего господина?
— Мой выбор был предать одного недостойного человека, или предать себя! Аматэрасу доказала правоту моего пути.
ВФ поднял с земли длинный меч.
— Что теперь делать?
— Выпей зелье и жди.
Начинало темнеть. ВФ вернулся к сумке, достал бутылку с бабкиным настоем и сделал несколько глотков «со ствола». Из кустов неподалёку вышел бледный Судзуки.
— Простите меня мастер, я ослушался и готов понести наказание, — лепетал он.
— Ты видел всё?
— Да, я исполнял приказ Тонадзаки, неотступно следовать за вами.
— Поклянись молчать о том, что видел!
— Клянусь честью своего рода великий мастер!
— Возьми в сумке лопатку, и похорони его,- Токедо кивнул в сторону трупа.

Когда стемнело ВФ уже допил бутылку.
— Дальше то что?
— Жди, почувствуешь ветер, меня уже не будет.
— И куда ты переместишься?
— Я стану частью этой природы, такова суть религии синто.
Они помолчали, наконец ВФ почувствовал дыхание ветра.
— Спасибо и прощай!
Это была последняя мысль Токедо прозвучавшая в его голове.

— А какой же путь прошёл я? С тоской подумал ВФ.

Судзуки молчал до самого Токио. Когда их встретил Тонадзаки, ВФ отдал ему оба меча.
Японец долго не соглашался принять их, но ВФ объяснил ему, что вывезти это из страны вряд ли удастся. И наконец пересказал всю историю Токедо.
— Я думаю ему будет приятно знать, что его мечи остались на родине в достойных руках.
После этого упрямый японец согласился.
— Вы навеки первый гость в моём доме!
— Я обязательно приеду с женой и сыном, — заверил его Вячеслав Фёдорович.

Солнце осветило верхушки далёких гор. Долина дышала миром и покоем. Всё начатое должно быть завершено. Закончена и эта история.

© 10metrov_provoda

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.