Романтика! Жизненно.

Блог им. admin
— Смотри, сирень уже расцвела! — она бережно, тонкими красивыми руками прикасается к ветвям. Так осторожно, словно боясь причинить хоть малейшую боль кусту. Оглядывается на меня и глаза ее светятся счастьем. Именно этим она и покорила меня. Этой своей почти детской непосредственностью, умением во всем видеть прекрасное, найти, заметить красоту во всем. Лена. Ее имя как музыка для меня, как прекрасная мелодия, которую я когда-то слышал, но никак не могу вспомнить. Мы почти еще не знакомы, мы только хотим узнать друг друга, понять, прочувствовать… Я почему то верю, что не буду разочарован. Вспоминается Конан Дойль, в одном из своих детективов он писал, что самый уродливый человек, которых он видел, потратил четверть миллиона фунтов на благотворительность, а самая красивая женщина — была казнена за убийство своих троих детей из-за наследства. Мысль промелькнула и исчезла, она здесь явно не к месту, ну может быть за исключением того, что моя новая знакомая просто прекрасна. Любуюсь ее стройной фигурой, ей двадцать три, но выглядит она на семнадцать, каштановые волосы спадают на плечи, хорошо, что сегодня она не собрала их в хвост. Тонкая талия, длинные ноги, минимум косметики на лице и глаза, глаза, глядя в которые, забываешь обо всем на свете, тонешь во взгляде и не хочешь выплывать… Глубокий и в то же время чистый взгляд, да что там взгляд, вся она, хрупкая и невесомая, словно сотканная из лучей майского солнца.
— Ой, роса, — она не смахивает каплю с руки, а любуется ей.

— Это капля дождя, — говорю ей зачем то и тоже смотрю. Что видит она в этой капле, может просто как играет преломляясь в ней луч, а может, так же как я, миллионы галактик, миллионы звезд и миров. Все в одной единственной капле, упавшей ей на руку с цветка сирени.
Читать дальше

От Маяковского

Блог им. admin
Одна из самых трогательных историй в его жизни произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву. Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму- Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем. Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.
Читать дальше